Статистика и аналитика
по внешней торговле Казахстана

5 мифов о казахстанском экспорте

2021-09-30
265

Статья Сергея Домнина в forbes.kz 

Миф 1. Диверсификация экспорта значительно выросла по сравнению с девяностыми
Внешнеэкономический сектор Казахстана, безусловно, достиг заметного прогресса по сравнению с тем, что наблюдалось в конце 1990-х, но успехи в основном связаны с ростом физического объема продукции, а не диверсификацией экспортных позиций. В списке лидеров металлургов сменили нефтяники - доля металлургии упала с 42% до 21%, а нефти выросла с 31% до 58%. Поэтому можно утверждать, что диверсификации экспорта пока не наблюдается: на нефть и металлы в 1998 приходилось 72%, в 2019 — 79%.

Миф 2. Казахстан кроме нефти ничего не экспортирует
Этот миф родился в обывательской среде. В общей картине вес ненефтяного сектора находится на уровне 40-50% — это несколько тысяч продуктов: от широкого списка металлов и руд до аккумуляторов и железнодорожных вагонов.
В региональном разрезе есть области, где структура экспорта на 80% составляет из обработанной продукции, из которых 55% готовые товары (Алматинская область).

Миф 3. Индустриализация не оказала влияния на экспорт
Такое мнение часто приходится слышать в экспертной среде. Однако в рамках программы индустриально-инновационного развития, под флагом которой с 2010 было реализовано свыше тысячи проектов, появились и экспортные мощности: Казахстанский электролизный завод, обеспечивший рост экспорта первичного алюминия (+98% в физическом объеме в 2016 к 2008 году), Бозшакольский и Актогайский ГОКи, которые позволили увеличить экспорт меди, расширенная мощность Кентауского трансформаторного завода позволила нарастить экспорт этого оборудования. Можно привести еще с десяток примеров, однако на общую ситуацию с экспортом это пока влияет слабо.

Миф 4. ЕАЭС «убивает» наш экспорт
Влияние евразийской интеграции на экономику стран и политики, и эксперты привыкли оценивать по динамике товарооборота. По итогам первого года работы Таможенного союза главы государств тогда еще евразийской тройки отметили рост товарооборота, списав его на эффект от интеграции. Дальнейшие периоды показали, что рост взаимной торговли был обусловлен посткризисным восстановлением торговли. Когда товарооборот начал падать, критики евразинтеграции выступили с похожими аргументами.
Однако такая интерпретация не подтверждается ни логикой, ни данными. Экспорт по еще двум ключевым направлениям — в ЕС и Китай — вел себя также, как и в случае с ЕАЭС, если не хуже.
В реальности влияние интеграции на динамику и структуру казахстанского экспорта (как и экспорта других стран) оказалось минимальным. Во-первых, конкурентоспособная казахстанская продукция уже освоилась и продолжает заходить на российский рынок, а во-вторых, в структуре нашего экспорта превалируют полуфабрикаты с низкой степенью переработки и энергоносители, спрос на которые формируется на мировом рынке.

Миф 5. Казахстанский экспорт страдает от недостаточной господдержки
Фактически казахстанская система поддержки экспорта располагает весьма обширным набором инструментов: экспортерам обеспечивают обучение, аналитическое сопровождение, предоставляют экспортное и предэкспортное финансирование, страхование, организуют для них выставки и покрывают часть затрат на их проведение, проводят деловые советы. В этом смысле наша система практически не отличается от немецкой, венгерской и новозеландской.
Почему же тогда с экспортом у нас все не так хорошо, как у немцев и новозеландцев?
Если кратко, проблема в эффективности бюрократии и уровне самих экспортеров. Крупным экспортерам-сырьевикам инструменты господдержки интересны разве что в кризисный период, малый бизнес об этих инструментах пока не задумывается, а прослойка средних компаний-экспортеров все еще довольно тонкая.


Телеграмм-канал Tradereport.kz